Надежда ШИХАЛЁВА: ПЕРВЫМ ДЕЛОМ ПОСЕТИТЕ МУЗЕЙ!

В сентябре 2019 года Музей этнографии и природы Горной Шории отметит своё 30-летие. О жизни музея накануне юбилейной даты мы побеседовали с его директором Надеждой Алексеевной Шихалёвой, которая все эти годы успешно возглавляет коллектив учреждения. 

 

 

 

- Надежда Алексеевна, расскажите, чем сегодня живёт музей? 

 

- Музей ведёт очень насыщенную работу сразу по нескольким направлениям. Мы занимаемся научно-исследовательской деятельностью, собираем этнографический материал, старинные фотографии, документы, записываем воспоминания старожилов, ездим в экспедиции.  

Два с половиной года назад нами был заключён договор о научно-культурном сотрудничестве с музеем-заповедником «Кузнецкая крепость», который входит семёрку лучших культурных объектов Кузбасса. Заместитель директора музея-заповедника по науке Юрий Викторович Ширин – замечательный археолог и талантливый учёный – в этом году вместе с сотрудниками нашего музея работал на реке Пызас, там была неисследованная территория. В августе мы провели археологические раскопки, в результате которых было обнаружено шесть археологических памятников. Все они благодаря усилиям нашего музея и Ю.В. Ширина вошли в реестр областных памятников истории и культуры.  

А в позапрошлом году в результате исследовательских работ нашего музея и музея заповедника «Кузнецкая крепость» было обнаружено пять памятников в верховьях реки Мрассу. Все они также были зарегистрированы и включены в реестр областных памятников истории и культуры. Таким образом, благодаря нашей совместной научно-исследовательской деятельности на территории Таштагольского района обнаружено и зарегистрировано 11 археологических памятников. К примеру, у реки Пызас обнаружено поселение, где в основном были найдены остатки плавильной печи, предметы, связанные с древней металлургией шорцев. 

Также мы занимаемся экспозиционной работой и комплектованием музейных фондов. Сбор экспонатов осуществляется различными способами. В основном мы выезжаем в экспедиции и самостоятельно производим сбор предметов, представляющих ценность для нашего музея. Ими могут стать, к примеру, наконечники стрел, керамика, культовые и прочие предметы, обнаруженные нами при раскопках. Иногда люди сами приносят различные вещи, и это всегда приветствуется. Очень хочется, чтобы таштагольцы помогали нам пополнять фонды, передавая в музей предметы старины. Разумеется, если есть возможность расстаться с этими вещами, если они не являются семейной реликвией. Люди должны понимать, что вещи, которые они передают музею, будут храниться здесь 10-летиями, веками, представляя интерес для наших потомков. Они пополнят историко-культурное наследие Горной Шории. К сожалению, многие выбрасывают предметы старины. Но ведь эти вещи являются исторической ценностью. С их помощью можно воссоздавать образы прошедшей эпохи, некогда существовавшей жизни, учить подрастающее поколение истории на примере созданных из этих вещей композиций, рассказывать о прошлом. 

К наиболее интересным предметам фондов относятся печать Мрасского отделения Алтайской Духовной Миссии, изготовленная в 80-е годы XIX века; «Азбука для обучения грамоте шорских инородческих детей Алтайского края», изданная в городе Томске в 1906 году в типографии епархиального братства и включающая шорский алфавит и тексты молитв на шорском языке; археологическая коллекция погребения «Кабырзинской принцессы» VI-VII веков до н.э. – 1391 ед. хр.; коллекция икон конца ХIХ-начала ХХ веков – 40 ед. хр.; коллекция староверов Лыковых – 10 ед. хр., это уникальная коллекция предметов быта известной сибирской отшельницы из семьи старообрядцев-беспоповцев Агафьи Карповны Лыковой, проживающей в лесном массиве Абаканского хребта Западных Саян в Хакасии. В коллекцию входят кадка долблёная, сапоги кожаные, ножовка по металлу, веретено, пила двуручная, рогач, ловушка для мелких зверей и изготовленные вручную самой Агафьей туеса и рубаха.  

Самобытность музея заключается в том, что он обладает самой большой в России этнографической коллекцией предметов шорского быта. Наш музей прилагает максимум усилий для достойного и яркого представления историко-культурного наследия Горной Шории, показывая её этническую привлекательность и национальное своеобразие. 

 

- Какими экспонатами вы больше всего гордитесь? 

 

- У нас есть экспонаты, которых нет ни в одном музее России. Это коллекция предметов из семьи Агафьи Лыковой. Мы благодарны главе Таштагольского района Владимиру Николаевичу Макуте, подарившему музею туес и рубаху, сшитую для него вручную Агафьей Лыковой, а также бывшему председателю Таштагольского горисполкома Николаю Ивановичу Шатилову, который положил начало коллекции, доставив в наш музей уникальные предметы семьи Лыковых. Все эти вещи демонстрируются у нас в одной экспозиции в диораме «Староверы». 

 

- Что вызывает особый интерес у посетителей музея? 

 

- Людям очень нравится зал духовной культуры, который в 2015 году был отмечен на Всероссийской научной конференции в Горно-Алтайске как один из лучших опытов построения экспозиций в отечественных музеях. По степени эмоционального воздействия на посетителей он не имеет себе равных в музее. Там ощущается особая атмосфера. В этом зале использованы художественные способы подачи экспонатов, среди которых есть шкура медведя, символизирующая горный дух, и настоящий бубен шамана. 

Обычно среди посетителей нет никого, кто остался бы равнодушным при виде зала духовной культуры, его экспозиции производят на людей сильное впечатление. Мы убеждены, что зрелищность воздействует на эмоции посетителей, помогая им тем самым лучше усваивать и запоминать новый материал. 

Кстати, хакасские учёные проверяли биополе нашего бубна. Исследования показали, что у него очень мощное биополе, он живой. А наши научные сотрудники по его звуку способны предсказать предстоящую погоду, по ударам в бубен они определяют дождливая или ясная будет погода, и, как правило, не ошибаются. 

 

- Кто из известных людей посещал ваш музей? 

 

- Таких было немало, это и лётчики-космонавты, и учёные. В 90-х годах у нас побывал Юрий Сенкевич. Был несколько раз известный российский скульптор Даши Намдаков. Перед тем как взяться за изготовление скульптуры «Золотая Шория», ему надо было понять культуру шорского народа, узнать историю нашего края. Он очень подолгу находился в музее, делал фотографии экспозиций, задавал различные вопросы. Посещал нас и Николай Валуев, он даже заходил в экспозицию с шорской юртой, где стоит ручная мельница. Мы с ним вдвоём изготавливали талкан из ячменных зёрен. Также среди посетителей было много иностранцев: американцы, англичане, японцы, испанцы. Два дня у нас работал Джон Уоррен, он готовился к съёмкам известной телепередачи «Поедем, поедим!».  

 

- Как часто проводятся выставки? 

 

- У нас очень высокие показатели работы. Мы проводим 40 выставок в год, на каждого сотрудника приходится по 8 выставок. Это очень большая цифра, учитывая, что такая нагрузка распределяется всего на пять человек. Но нельзя забывать, что этим функции работников музея не ограничиваются. У нас размещены самые различные экспонаты: предметы быта, геологические образцы, минералы, чучела животных, археологические предметы, монеты, марки, значки….. Всё надо зарегистрировать, сфотографировать, сделать описание, провести научную инвентаризацию, это очень большой объём работы. И тут я хочу отметить нашего научного сотрудника Вячеслава Владимировича Шевченко, который является профессиональным фотографом. Он проводит фотосъёмку предметов и заносит их в государственный каталог, где собраны фонды всех музеев России. Так вот на кафедре музейного дела Кемеровского государственного института культуры мне сказали, что у нас фотографии и научное описание предметов сделаны лучше, чем в Эрмитаже. Было очень приятно получить такую высокую оценку. 

Добавлю, что в 1996 году музейные фонды насчитывали 4953 единицы, а сейчас у нас 13774 единицы. Также у нас увеличилось количество выставок, мероприятий, а посещаемость возросла в среднем в 3-5 раз. При этом штат увеличился всего на 3 единицы, каждому сотруднику приходится трудиться за двух-трёх человек, и я занята музейной работой все дни в неделю, не работаю только во время сна, что говорит об острой нехватке кадров. Такая ситуация не позволяет повысить доходы от платных услуг. Если же мы бросим все силы на увеличение потока посетителей и проведение экскурсий, то пострадают другие направления деятельности, музей физически не сможет поддерживать их высокий уровень. Этого нельзя допустить, поскольку все разделы работы важны, а зарабатывание денег не является самоцелью музея. 

 

- Профессиональная деятельность на каждого человека накладывает свой отпечаток, а что на ваш взгляд отличает работников краеведческого музея? 

 

- Любознательность. Также сотрудники музея должны быть очень наблюдательными и знать психологию людей, мы называем это проявлением этнографических способностей. То есть уметь устанавливать контакты с информаторами, со старожилами, потому что если не сумеешь расположить к себе человека, то ты не соберёшь нужный материал, не запишешь воспоминания. Надо уметь находить общий язык с любым человеком, уметь налаживать связи с людьми, которые были очевидцами каких-то исторических событий, знают традиционную культуру шорцев, староверов. 

 

- С какими сложностями приходится сталкиваться в работе? 

 

- Нехватка площади – это наболевшая проблема музея. Понятно, что с годами количество экспонатов только растёт, и их нужно где-то размещать. Нам не хватает места для правильного размещения экспонатов. Нельзя хранить предметы в 2-3 яруса, потому что они деформируются от соприкосновения друг с другом. Для хранения картин нам нужен специальный стеллаж, где у каждой картины должна быть своя ячейка. Но нам даже негде будет его разместить. 

К тому же мы одновременно не можем принять более 25 человек. В отделе природы и этнографии может разместиться максимум 18-20 человек, и это при условии, что они стоят плотно друг к другу. Особенно нехватка площади затрудняет проведение публичных мероприятий, театрализованных экскурсий. Порой из-за этого очень интересная программа может проходить с небольшими заминками. Кроме того, у нас нет микрофонов, которые очень бы нам пригодились при проведении мероприятий, чтобы всем было слышно, что говорит экскурсовод или ведущий. Покупать дешёвую аппаратуру нет смысла, она быстро выйдет из строя, а на приобретение качественной аппаратуры нет средств. 

Стоит отметить, что администрация района пытается решить проблему нехватки площади, но пока нет возможности. Тем не менее, в октябре этого года нам передали помещение бывшего магазина «Лада». Это подвальное помещение пойдёт под склад. Нам катастрофически не хватает места, и нас радует тот факт, что новое помещение площадью 130 кв. м расположено рядом, буквально в 20-30 метрах от крыльца музея. Сегодня мы храним в здании надстройки все подиумы, витрины, стенды, мебель и прочее. Теперь же у нас появилась возможность разгрузить и фондохранилище, когда полученное помещение будет приведено в порядок. Мы не можем размещать там экспонаты основного фонда, потому что хранение экспонатов требует соблюдения определённых условий. Есть у нас запасной фонд, есть много хозпредметов, которые занимают часть фондохранилища и реставрационную мастерскую. Так что это складское помещение пришлось как нельзя кстати. 

Я очень благодарна главе Таштагольского района Владимиру Николаевичу Макуте за такую помощь. Также хочу отметить и начальника управления культуры Надежду Георгиевну Согрину, которая оказала активное содействие в решении этого вопроса. 

 

- Какую оценку дают музею ваши кураторы из Кемерово? 

 

 

- В текущем году к нам приезжала Ольга Александровна Феофанова, директор Кемеровского областного краеведческого музея. По её мнению в нашем музее в 90-е годы была создана одна из лучших музейных экспозиций в Кузбассе. Она помнит, как мы гремели в 90-е. На сегодняшний день диорамы, расположенные в отделе природы и этнографии, остаются не только самыми лучшими в Кузбассе, но и теперь уже единственными. Так вышло, что в других музеях они просто ликвидированы, а у нас они сохранились, мы их сберегли. И будем хранить как уникальный музей в музее. При этом мы прибегли к модернизации стационарной экспозиции. Мы стали производить в диорамах замену устаревших громоздких рам с тяжёлыми стёклами, неудобными в эксплуатации. Для того чтобы снять в случае необходимости такую раму, потребуются усилия четырёх человек. Это очень трудоёмкий процесс. Поэтому мы сделали более современные рамы с лёгкими оргстёклами. Но эта работа проведена пока только в отделе природы и этнографии. Глава района пошёл нам навстречу, выделив средства на замену устаревших рам. Буквально на днях он профинансировал и дальнейшую работу по замене остальных рам, замена будет происходить везде. От себя лично и от всего коллектива музея выражаю глубокую признательность Владимиру Николаевичу за проявленное понимание. Он как председатель попечительского Совета музея делает для нас всё возможное. 

 

- Чем примечательна ваша профессия? 

 

- У меня есть возможность воплощать в жизнь различные идеи. Мне нравится процесс реализации своих замыслов. Если я вижу, что реализованные идеи доставляют людям радость, приносят им пользу, то я испытываю глубокое моральное удовлетворение. Мне хочется создавать уникальные этнические объекты, чтобы они привлекали туристов и повышали посещаемость нашего района. Музей – это общественное благо. Он должен быть доступным для огромного количества людей. И без музея я себя уже не представляю. 

Please reload

    © 2016 Музей этнографиии и  природы Горной Шории

    © 2016 Дизайн Вячеслав Шевченко

    Unknown Track - Unknown Artist
    00:00 / 00:00